Беларусь
Есть вопрос?
Звоните: +375 17 385 93 38, +375 29 237 93 38
Заказать обратный звонок Инвестиционная компания «АссетВенчурИнвестментс»


Проблемы и тенденции развития венчурной деятельности в Беларуси

Проблемы и тенденции развития венчурной деятельности в Беларуси

Ляховский Николай, Исполнительный директор AVI Investment Company.

Прежде всего, хотелось бы обозначить, что такое венчурное инвестирование, так как не все читатели сталкивались с этим понятием. Венчурное финансирование можно определить как долгосрочные капиталовложения во вновь создаваемые либо недавно созданные компании, которые за счет использования новых технологий и достижений науки потенциально способны обеспечить производство новых конкурентных товаров (продукта, услуги, технологического решения), а иногда и дать импульс к созданию новых рынков.

Так как статья посвящена проблемам и тенденциям венчурного инвестирования начнем, пожалуй, с проблем.

1. Самой банальной и вместе с тем серьезной проблемой является отсутствие в Беларуси отрасли венчурного инвестирования. Так, в западных странах это целая индустрия, состоящая из венчурных фондов, бизнес-ангелов, изобретателей, инновационных менеджеров и т.д.

При этом в нашей стране такая отрасль начинает постепенно формироваться. Как с помощью частных инициатив, так и государственных. Но нужно понимать, что для того, чтобы рынок сформировался, нужен не один десяток лет, поэтому чудес ждать пока не приходится.

Хочу пояснить, что я понимаю, когда говорю об индустрии. У каждого венчурного проекта есть свой деловой цикл и определенная последовательность стадий развития и финансирования. Так, на первом этапе – когда есть только изобретение либо идея — инвестируют бизнес-ангелы (физические либо юридические лица, инвестирующие в проекты на ранней стадии). После эстафету принимают венчурные и инвестиционные фонды, финансовые и экспертные инвестиции, которых идут на расширение проекта и его масштабирование на новые рынки.

И всякий успешный венчурный проект, как правило, приобретается стратегическим инвестором (к примеру, крупные корпорации не могут развиваться за счет внутренних инноваций, а приобретают мелких сторонних разработчиков для использования их технологии либо устранения потенциально серьезного для них в будущем конкурента). Мечтой же любого инвестора является проведение успешного IPO (публичное предложение акций) на одной из западных фондовых биржах.

У нас же войдя в проект на любой из этих стадий ты не имеешь ни малейшего понятия сможешь ли ты «выйти» впоследствии из проекта и как это сделать, а главное, сколько времени это займет;

2. Следующей проблемой, на наш взгляд является, следующее: в Беларуси не так много венчурных инвесторов, как этого требуется. Хотя  есть, конечно, и положительные тенденции. Так в Беларуси появляется все большее количество бизнес-ангелов – а без них ни один венчурный проект не сможет жить. Как правило, такие инвестиции считаются сверхрискованными, когда нет бизнеса, а есть только бизнес-идея.

Так, в ноябре прошлого года было создано Общественное объединение «Сообщество бизнес-ангелов и венчурных инвесторов «БАВИН» — это первое формализованное объединение бизнес-ангелов. Сообщество в настоящий момент состоит из 12 бизнесменов и топ-менеджеров из Минска. Вот уже второй год подряд проводится Минский СтартапУикенд, с помощью которого  часть проектов уже нашли своих инвесторов – по разным оценкам, это порядка 8-10 проектов. При этом на данный момент в Беларуси насчитывается около 20 человек относящих себя к бизнес-ангелам, что для 10-миллионой Беларуси очень мало.

Исходя из практики работы со стартапами, в среднем для поиска инвестора для одного проекта необходимо, чтобы его оценило не менее 50 инвесторов, 5-7 из которых заинтересуется проектом и лишь 1-2 его проинвестирует. Таким образом, в идеале для такой страны как Беларусь нужно не менее 1000 бизнес-ангелов.

Что касается венчурных фондов – их пока в Беларуси не создано ни одного. Однако их создание это лишь вопрос времени. Проблема в том, что проектов, которые могут интересовать венчурные фонды, т.е. имеющие потенциальную мировую новизну и масштабируемость в Беларуси практически отсутствуют. Не говоря уже о том, что венчурные фонды не работают с бизнес-идеями, они работают с компаниями, показывающими хорошую динамику и имеющую какие-никакие, но финансовые показатели;

3. Следующей проблемой является отсутствие новых прорывных технологий. Приведу пример: за последний год мною было рассмотрено порядка 600 проектов. При этом на 100 проектов приходится лишь 5-7 технологий, в которых присутствует хотя бы локальная новизна, например, в рамках СНГ. Проектов с мировой новизной практически не встречается. Т.е. проекты, которые ориентированы лишь на импортозамещение неинтересны для венчурных инвесторов, так как не смогут принести большие прибыли, при этом предпринимательские риски по-прежнему велики.

И еще одной проблемой белорусских стартапов связанных с информационными технологиями является то, что большая часть нацелена на белорусский рынок, который слишком мал для успешного развития. Так, примерами уже профинансированных либо ожидающих инвестиции проектов являются «одежда для беременных», «кофибук», «goodfood.by» и т.д. Как видно из названий – это хорошие «стандартные» бизнесы, но точно не венчурные стартапы способные принести большие доходы и сформировать новые рынки наподобие «Google» либо «Facebook». Однако венчурные стартапы все-таки появляются и это не может не радовать.

Так, победителем 6-ого Минского СтартапУикенда в номинации «самый инновационный» был признан проект «Мобильные попутчики». Это сервис для поиска попутчиков при помощи обычного мобильного телефона, с использованием записи и прослушивания голосовых сообщений участников, с привязкой к географическим координатам. Проект хорошо масштабируем и рассчитан, прежде всего, на рынки США и Европы. Реализация проекта может дать импульс к формированию нового рынка динамического Carpool (провоз попутчиков, обычно при ежедневных поездках) в мире.

На данный момент специалисты АВИ помогают с доработкой бизнес-плана проекта, а также сопровождают процесс инвестирования, создания компании за рубежом и помогают решить иные организационные вопросы необходимые для успешного запуска проекта. В перспективе стоимость проекта может составить несколько десятков миллионов долларов США исходя из имеющихся на данный момент методов оценок интернет-компаний.

4. Но, пожалуй, главной проблемой является то, что в Беларуси совсем немного инициативных людей, стартаперов готовых рискнуть карьерой ради собственного дела. Очень мало предприимчивых и грамотных людей, а также адекватных изобретателей.

Так, одной из проблем является то, что у нас много изобретений, при этом не так много менеджеров, обладающих бизнес-навыками для коммерциализации данных разработок. Так, общаясь с нашими научными учреждениями в большинстве своем сталкивались с полнейшим равнодушием к возможностям финансирования их разработок и отсутствием реальной инициативы для их реализации.

Поэтому отсутствие денег для финансирования проектов – явно надуманная проблема, нежели реально существующая, было бы желание. Кстати одной из первопричин данной проблемы является то, что у нас очень мало внимания стартапам, даже и вообще бизнесу уделяется СМИ. По всей видимости, это пережиток нашего советского прошлого.

К примеру, на Западе образ успешного предпринимателя культивируется с помощью фильмов, новостей, специализированных ресурсов. Образ бизнесмена в их понимании ассоциируется с успехом, богатством и возможностью реализовать свой потенциал – у нас же несколько иная информационная среда.

5. Недостатки законодательства. Эта проблема набила оскомину уже многим – причем как раз она определяющей и не является, именно поэтому она находится в конце списка.

Так, основными моментами сдерживающими формирование у нас венчурной отрасли, по мнению многих экспертов-практиков, является отсутствие грамотного регулирования венчурной деятельности и слаборазвитый рынок ценных бумаг – обе проблемы переоценены. К примеру, отсутствие в белорусском законодательстве нормальной правовой конструкции для создания венчурного фонда не является причиной того, что они пока так и не созданы. Создать сам венчурный фонд в «удобной» юрисдикции, а на белорусскую управляющую компанию возложить обязанности по поиску и рассмотрению проектов, наверное, даже более оптимально, нежели это делать в Беларуси вследствие сложившейся практики в венчурном бизнесе.

Что касается рынка ценных бумаг и белорусской фондовой биржи – следует понимать следующее. Чтобы венчурный проект провел IPO должно пройти несколько лет (как правило, 5-7 лет) и его рыночная капитализация должна составлять не один десяток миллионов долларов. Т.е. для действительно успешных венчурных проектов ориентированных на внешние рынки белорусский рынок просто мал – это, как минимум, должна быть российская фондовая площадка. В идеале такими площадками, конечно, являются крупнейшие западные – американские и британские, но набирают оборот и азиатские.

А вот действительной проблемой является то, что у нас не очень гибкое корпоративное законодательство. Так, к примеру, на данный момент исходя из имеющейся практики работы инвестор получает в обмен на инвестиции в размере 50 000-100 000 долларов США долю в компании 50-75%, реже лишь – 25-30%. Делается это все потому, что права миноритарных акционеров у нас практически не защищаются, поэтому меньше инвесторы не готовы брать – иначе будет риск того, что вследствие недостатка опыта основателя компания обанкротиться. Для сравнения, в США за такой же объем инвестиций инвестор, как правило, получает 5-15%.

Т.е. за основателем компании остается не только контрольный пакет, но и часть акций, которые могут быть переданы инвесторам следующего раунда финансирования – венчурным фондам, без ущерба потери контроля над компанией. В этом случае основатель проекта более мотивирован на успешное развитие компании, когда он может принимать решения по развитию компании. Акционерными соглашениями (они белорусским законодательством также не предусмотрены) основатели и инвестор могут установить дополнительные обязанности друг к другу, помимо положений учредительных документов. Например, о недопустимости выхода из проекта в течение определенного времени и вывода из компании средств.

Одной из последних тенденций имеющих место в западной практике является представление инвестором конвертируемого займа стартапу, т.е. при достижении стартапом определенных показателей инвестор может конвертировать займ в долю в компании. Это выгодно для обоих сторон: для инвестора –  получение минимального для себя процента доходности от инвестиций, не говоря о том, что это менее рискованно, а основатель стартапа избегает мучительной процедуры оценки доинвестиционной стоимости компании  - ведь, когда есть только идея, довольно трудно убедить инвестора в том, что стоимость компании составляет не 100 000, а к примеру 1 млн. долларов США и исходя из этой оценки распределять доли в проекте.

Есть, конечно, и другие проблемы законодательства, такие как слабый механизм защиты интеллектуальной собственности, нестабильный инвестиционный климат страны. Однако подводя итог всему сказанному выше – льгот для инновационных компаний как налоговых, так и организационных вполне хватает. Понятно и то, что в плане законодательства и его улучшений нам предстоит еще долгий путь.

6. И последней не столько проблемой, сколько констатацией факта является то, что инвестиции у нас очень «дорогие и короткие». Так как наша страна избежала распродажи наиболее «интересных» активов по бросовым ценам в отличие, например от России. Поэтому деньги, заработанные белорусскими бизнесменами, что называется «потом и кровью» и с ними расставаться они не спешат. Поэтому от каждого проекта они хотят получить максимальную отдачу – из-за этого и доли в проекте, как правило, за сравнительно небольшие инвестиции хотят получить существенные. Во многом, поэтому и немного именно венчурных проектов – все таки рисковать деньгами в такие проекты могут решиться только очень смелые. И чисто белорусская проблема – горизонт планирования белорусского бизнеса – максимум 3 года. На больший срок с учетом нестабильности макроэкономической ситуации рассчитывать просто невозможно, поэтому проекты со сроком окупаемости больше 3 лет практически сразу же уходят в отсев.

Что касается тенденций развития венчурной деятельности, то кратко их можно описать следующим образом:

1. Венчурная деятельность в ближайшие 2-3 года приобретет очертания индустрии. Количество инвесторов в венчурные проекты будет расти. Не удивлюсь, если по результатам следующего года общее число бизнес-ангелов в Беларуси превысит 100 человек. Да и в целом, я полагаю, круг людей желающих инвестировать в венчурные проекты будет шириться за счет, например спортсменов, которые получают солидные по белорусским меркам призовые в валюте в достаточном молодом возрасте и, в том числе, могут инвестировать в такие компании.Так сейчас особенно в США сформировался целый класс новых бизнес-ангелов, в частности актеров, спортсменов, помимо бизнесменов.

Например, известный западный актер Эштон Катчер финансировал многие известные в западном мире проекты, такие как Flipboard, Airbnb (это проект был оценен в 1 млрд. долларов США при последнем раунде финансирования фондом Digital Sky Technologies возглавляемого известным российским интернет-инвестором Юрием Мильнером).

Все больше пользы будут приносить бизнес-инкубаторы для развития венчурных компаний. На мой взгляд, лидерами в этой области станут бизнес-инкубатор при Минском СтартапУикенде (сейчас это стартап-школа), Молодежный бизнес-инкубатор в Минске и бизнес-инкубатор при БГУИР.

Также в ближайшие 2 года я жду появления в Беларуси 1-2 венчурных фондов, а также увеличение интереса как российских, так и западных венчурных фондов к белорусским проектам. Кстати при АВИ в следующем году также планируется создать посевной венчурный фонд (для венчурных инвестиций на ранних стадиях развития компании).

2. Основными отраслями в разрезе венчурного бизнеса, которые будут развиваться наиболее активно и способны конкурировать в мировом масштабе я бы выделил био, информационные технологии и медицину. Касаемо машиностроения, к сожалению, наше технологическое отставание по разным причинам составляет не один десяток лет, и ликвидировать его в краткие сроки очень тяжело.

При этом, на мой взгляд, наиболее интересен именно сегмент информационных технологий. Причем в ближайшие несколько лет, я полагаю, часть белорусских компаний занимающихся оффшорным программированием будет переходить к более доходной продуктовой модели, в которой добавленная стоимость конечного продукта куда выше, нежели при разработке решений для других компаний.

Так, одним из успешных белорусских проектов последнего времени является компания Viaden Mobile ставшая за 2 года лидером в СНГ по продуктам для iPhone и iPad – игры, софт для фитнеса и спорта. Это компания непубличная, поэтому ее финансовыми показателями я, конечно, не владею, что, тем не менее, не мешает предположить, что ее стоимость в случае приобретения каким-либо западным игроком может составить не один миллион долларов США. Этот успех я думаю, многих отечественных собственников IT-компаний заставит задуматься о пересмотре концепции по развитию собственных бизнесов. А из-за предстоящей структурной перестройки экономики я полагаю, немалая часть трудоспособного населения Беларуси будет переходить в сегмент информационных технологий. Ведь для реализации проектов в этой сфере нужны не только программисты – нужны еще и менеджеры, маркетологи и т.д.

3. Количество венчурных стартапов будет увеличиваться за счет регионов.
Например, с осени Минский СтартапУикенд будет проводиться в регионах. И оно в принципе верно, так как светлые головы можно найти не только в столице – их много и в областях.

К примеру, основатель проекта «Мобильные попутчики» Алексей Иванчиков, о котором я уже ранее говорил, из Гомеля. Также одним из самых быстрорастущих проектов последнего времени в белорусском интернете являетcя белорусская социальная сеть vseti.by. К осени этого года аудитория сервиса, судя по всему превысит 1 млн. человек (сейчас она насчитывает порядка 700 000 зарегистрированных пользователей), что для Беларуси является большой аудиторией и соответственно имеет информационный потенциал сопоставимый с группой сайтов TUT.BY. А проект был основан двумя обычными витебскими молодыми людьми — Александром Метелицей и Алексеем Савиком, изначально как локальный витебский.

В этом году социальную сеть проинвестировали двое известных белорусских бизнес-ангела — Александр Патутин (один из организаторов Минских СтартапУикендов) и Виталий Шелудяков (топ-менеджер компании «Хьюлетт Паккард» в СНГ). Кстати, к продвижению данного проекта и его инвестированию в некоторой части приложили руку и сотрудники АВИ.

4. Будет увеличиваться и качество проектов. Этот прогресс, кстати, виден уже сейчас на примерах проектов, рассматриваемых как на Минских СтартапУикендах, так и на Презентационных сессиях сообщества бизнес-ангелов и венчурных инвесторов «БАВИН».

К примеру, на 7-ом Минском СтартапУикенде было несколько действительно сильных IT-проектов, потенциально масштабируемых на весь мир — Quote Roller – сервис, связанный с разработкой коммерческих предложений, рассчитанный на рынок США и Европы. И mapswithme – сервис оффлайн карт любой страны мира – проект очень интересен уже с точки зрения того, что сама технология может быть продана, например Google за несколько миллионов долларов США. Так что прогресс действительно есть и он впечатляет.

В целом я настроен оптимистично к развитию венчурной деятельности в Беларуси. Но об историях успеха конечно можно будет говорить не ранее чем через 3-4 года.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus